Тема номера:
КОНСТАНТИН КОСАЧЕВ: РОССИЯ ПРОДОЛЖИТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ПМР В УСЛОВИЯХ БЛОКАДЫ

К вопросу разработки стратегий постконфликтного миростроительства в контексте молдо - приднестровского конфликта

Проблема урегулирования молдо-приднестровского конфликта, в силу ее этнополитического, исторического и геополитического положения, вот уже на протяжении 17 лет остается камнем преткновения во взаимоотношениях Приднестровья и Республики Молдова.  

В этой связи, отсутствие на протяжении последних семи лет переговорного процесса свидетельствует, прежде всего, о низком уровне доверия между сторонами. Это в свою очередь ставит вопрос о необходимости разработки новых стратегий постконфликтного миростроительства между Кишиневом и Тирасполем.

Целью настоящей статьи является анализ политологического аспекта проблемы согласия, т.е. институциональных, процедурных и личностных факторов, и влияние последнего на динамику переговорного процесса.

В политологии понятие консенсуса охватывает такое поле исследования, как правомерность политического господства (т.е. легитимность) и его связь со стабильностью политической системы. Немецкий политолог М. Хеттих определяет политический консенсус как – «общественное признание способов и средств политического правления и интеграции». Чем выше уровень согласия, отраженный в легитимирующей идее, тем стабильнее политическая система.

В то же время, политический консенсус обладает собственной иерархией (т.е. соподчиненностью), что особенно важно учитывать при формировании общественного согласия в полиэтническом, нестабильном обществе в контексте переходных процессов. Здесь выделяют, как правило, три объекта возможного разделения и возможного соглашения граждан: конечные цели, составляющие структуру системы представлений; «правила игры» или процедуры; и конкретная правительственная политика. Эти объекты, по мнению известного американского политолога Дж. Сартори, могут быть трансформированы соответственно в три уровня консенсуса:

-  консенсус на уровне сообщества ( основной консенсус);

-  консенсус на уровне режима ( процедурный консенсус);

-  консенсус на уровне политики.

Первый объект или уровень консенсуса является основным, или ценностным. Это показатель того, разделяет ли данное общество одинаковые ценностные представления и цели или нет. В первом случае речь может идти об однородной, во втором – о фрагментированной, разнородной политической культуре. Оба типа культуры совместимы с демократией, но при условии, что со временем она преуспеет в создании основополагающего консенсуса.

Второй объект или уровень консенсуса – процедурный - устанавливает так называемые «правила игры». Обычно они изложены в конституциях, законодательных актах, договорных документах. Главным среди всех правил, определяющее взаимоотношения между «акторами» - должно стать правило, предусматривающее порядок разрешения конфликтов. Если политическое сообщество не сумеет определить такой порядок и овладеть им, оно будет конфликтовать по любому поводу, создавая всякий раз угрозу политической нестабильности и гражданских столкновений.

Третий объект или уровень консенсуса – согласие в отношении политики и правительства – переносит акцент на управление «через дискуссию», т.е. на процесс выработки и принятия политических решений.

Если с высот теории посмотреть на проблему достижения консенсуса в взаимоотношениях между Приднестровьем и Республикой Молдова, то нетрудно увидеть, насколько она сложна в окончательном своем решении.

Исследователи переходных процессов сходятся на том, что основной консенсус, т.е. согласие по основополагающим вопросам, является обязательным условием для развития демократии и выполняет по отношению к последней стимулирующую, консолидирующую роль. В нашем случае, на фоне не урегулирования молдо-приднестровского конфликта пока еще рано говорить о достижении консенсуса на уровне сообщества. Очевидно, что такое соглашение будет означать окончательное решение вопроса. Вместе с тем, анализ переговорного процесса, свидетельствует, что функции «основного» консенсуса выполняют два «знаковых» документа.

Первый,   «Совместное соглашение о поддержании мира и гарантиях безопасности между РМ и Приднестровьем», подписанное 9 августа 1995г., в котором указано: «стороны обязуются не применять во взаимных отношениях военную силу и не оказывать экономическое или иные формы давления друг на друга; воздерживаться от участия на двухсторонней или многосторонней основе в союзах, блоках или иных организациях, направленных против одной из сторон».

Второй, «Протокол согласованных вопросов», в соответствии с которым: «Приднестровье принимает основной Закон – Конституцию; принимает законы и иные нормативные акты; имеет свою символику (флаг, герб, гимн); в качестве официальных языков на территории Приднестровья используются молдавский, украинский и русский языки; Приднестровье решает вопросы экономического, социального и культурного развития в интересах населения, проживающего на его территории; Приднестровье имеет право самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно – технической и культурной областях, а в других областях – по согласию сторон.

Т.О., первый документ – продекларировал приверженность сторон к разрешению конфликта мирными средствами, то второй, обозначил некоторые аспекты будущего статуса Приднестровья, что в итоге позволило сохранить мир в регионе и благоприятствовало развитию переговорного процесса между сторонами.

Однако причину неудач с достижением основного консенсуса между сторонами, можно было бы назвать процедурной. Разработка и эффективность действия механизма по обеспечению режима безопасности в регионе в лице объединенной Контрольной Комиссии, состоящей из противоборствующих сторон и посредников (России, Украины и ОБСЕ), участвующих в урегулировании конфликта, оказалась недостаточной для преодоления постконфликтного синдрома. «Камнем преткновения» между сторонами стало разработка формулы будущего взаимодействия между Приднестровьем и РМ. Стоит отметить, что дискуссии по «определению политико-правового статуса Приднестровья» включают в себя несколько этапов:

Первый, предложение Экспертной группы ОБСЕ в 1993 г. «о придании Приднестровью широкого статуса автономии и невозможности пребывания в составе унитарного молдавского государства». В этот же период Верховный Совет принимает Постановление «Об образовании Молдавской конфедерации» образованной из двух равноправных независимых государств – ПМР и РМ.  

Второй, дискуссии вокруг понятия «общего государства» зафиксированное в 1996 г. в «Меморандуме об основах нормализации отношений между РМ и Приднестровьем».

Общее государство с точки зрения Приднестровской стороны - это система общих пространств, формируемых субъектами Общего государства путем делегирования органам Общего государства полномочий на договорной основе.

В свою очередь РМ трактовало эту формулировку как унитарное, единое и неделимое государство, где Приднестровью предоставляется место в качестве «автономного государственного – территориального образования в составе Республика Молдова».

Третий, разрешение конфликта на основе создания молдавской федерации, в качестве одного из субъектов будет выступать  Приднестровье. Однако отказ президента РМ В. Воронина подписать в ноябре 2003г. Меморандум «Об основных принципах государственного устройства объединенного государства» известных также как план А. Козака (первого заместителя Главы администрации Президента РФ) четко обозначили пределы дипломатических реверансов Молдовы к Приднестровью.  

Четвертый, принятие Парламентом РМ в одностороннем порядке закона «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)» в 2005 г.        Более того, на фоне введения с 1 марта 2006 года Республикой Молдова новых правил таможенного режима привело к серьезному похолоданию в диалоге Кишинев-Тирасполь. Так, ВС ПМР отменил Постановление от 1993 года, в котором предусматривало создания конфедеративного государства между Приднестровьем и РМ.

Сегодня мы являемся свидетелями новых инициатив президента В. Воронина по вопросу урегулирования молдо-приднестровского конфликта. Суть последних сводится к принятию и реализации принятия пакета документов:

1. Закон об основных положениях правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра. Принят молдавским парламентом 22 июля 2005 года в одностороннем порядке. 

2. Закон о статусе Приднестровья. Разработан и передан молдавской стороной посредникам и гарантам. Приднестровью предлагается статус автономии в унитарном государстве РМ, но с «широкими полномочиями республики»;

3.  Реализация механизма «дорожная карта» гарантий соблюдения Закона о статусе Приднестровья. Проект разработан и передан посредникам.

4.  Декларация о международном признании нейтралитета Республики Молдова. Проект находится в стадии разработки. 

Предлагаемые Кишиневом в одностороннем порядке документы, предусматривающие «новый» статус Приднестровья и механизм его реализации, не представляются перспективными без обсуждения с приднестровской стороной и создания предпосылок к такому обсуждению.   

Попытка реализации «плана А. Козака» продемонстрировала  различные точки зрения по поводу федерализации, как в Приднестровье, так и Молдове. В этой связи, мы можем говорить о необходимости выработки и достижения «консенсуса на уровне доверия» между сторонами как непременного условия развития переговорного процесса.

Доверие – включает в себя такие меры как восстановление железнодорожного сообщения, признания итогов приватизации в Приднестровье, инициирование вопроса об отмене ограничений на передвижение официальных лиц и т.д. Ставка исключительно на одностороннее продавливание решения по разработке и реализации механизма по «статусу Приднестровья», создает угрозу «мины замедленного действия», разрыв которой приведет еще к более трагичным результатам, чем в 1992 году.  

Таким образом, 17 летний опыт показывает, что решение проблем с позиции силы никогда не давало положительных результатов. В этой связи, осмысливая весь период диалога между Приднестровьем и Республикой Молдова, формирование прочного гражданского мира в регионе, возможно, на наш взгляд, путем разработки и реализации механизма  «консенсуса на уровне доверия» как основы для переговорного процесса между сторонами. 

Выпуск №14 (04.2020) Состояние и перспективы возобновления переговорного процесса между Молдовой и Приднестровьем. Автор: Дирун Анатолий Викторович

Комментировать Начать обсуждение
PRиднестровье и мир