Тема номера:
КОНСТАНТИН КОСАЧЕВ: РОССИЯ ПРОДОЛЖИТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ПМР В УСЛОВИЯХ БЛОКАДЫ

Партийная система Приднестровья: институциональные факторы развития

Политические партии традиционно считаются одним из важнейших институтов, чье влияние непосредственным образом отражается на политической системе в целом.

В гражданском обществе характерной чертой политического процесса является фундаментальное согласие всех участников относительно «содержания» политической и экономической системы, единства ценностных социально культурны ориентаций широких слоёв населения. В итоге борьба за электорат происходит в рамках одних и тех же национальных целей, поддерживаемых большинством населения.

В  переходный период, «повестка дня» формируется в условиях отсутствия консенсуса по основополагающим проблемам общественно-политического устройства. Если на этом этапе появления партий их программы можно характеризовать как аморфные и расплывчатые, то борьба за власть в сегментированном обществе требует от каждой из них самоиндификации в проблемном пространстве политики.

В этой связи, анализ влияния институциональных факторов на формат партийной системы в Приднестровье представляется актуальным так как последняя во многом определяет стабильность политической системы «непризнанногого государства» в целом.

«Формат партийной системы» – и представляет собой совокупность ее внешних (т. е., не имеющих прямого отношения к расстановке политических сил в обществе) характеристик. Выбор факторов, отвечающих за новый институциональный дизайн, обусловлен как степенью изученности проблемы, так и попыткой апробировать эвристическую полезность полученных результатов. Так, необходимо проанализировать:

1.  Организационный переход (т. е. условия, при которых происходило формирование партийной системы в республике);

2.  Объём полномочий президентской власти в государстве;

3.   Влияние избирательной системы на развитие партий 

Данные факторы, составляют на наш взгляд,  основу «структуры возможностей» партийной системы Приднестровья, под которой подразумевается «совокупность возможностей и ограничений, которые влияют на выбор движения своей линии поведения и заставляют его отдавать предпочтения тем, а не иным формам коллективного действия».

Организационный переход

Социально-политические процессы, начавшиеся в Молдавии в конце 80-х гг. и приведшие в 1991 г. к провозглашению ей своей государственной независимости, в Приднестровье были восприняты, в основном, отрицательно. Особое недовольство жителей региона вызвали факты нарушения и ущемления прав русскоязычного населения.

Летом 1989 г. в Тирасполе, Рыбнице, Бендерах, по инициативе Объединенного Совета Трудовых Коллективов, состоялись массовые выступления протеста в связи с провозглашением молдавского языка в качестве [единственного] государственного. 2 июня 1990 г. проходит I-й съезд народных депутатов всех уровней Приднестровья, высказавшийся за создание Социально-экономической ассоциации приднестровских регионов. 5 июня ВС ССР Молдова принимает постановление «О съезде народных депутатов ССР Молдова, депутатов городских, районных, поселковых и сельских Советов народных депутатов ССР Молдова Приднестровского региона», в котором содержались прямые угрозы в адрес участников съезда. Решение съезда были объявлены незаконными. Прокуратуре ССР Молдова было поручено, проверить законность действий организаторов проведения съезда, принять соответствующие меры.

В ответ на это 2 сентября 1990 г. II чрезвычайный съезд народных депутатов всех уровней Приднестровского региона провозгласил образование суверенного государства – Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики.

1 марта 1992 г. противостояние между Кишинёвом и Тирасполем переросло в вооружённый конфликт. Наиболее трагические события разыгрались в июле 1992 г. в Бендерах, после попытки Молдовы вооружённым путём взять город под свой контроль. Прекращение огня было достигнуто в результате подписания 21 июня 1992 г. президентами Российской федерации и РМ Соглашения «О принципах мирного урегулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республика Молдова». Согласно этому документу была создана Объединённая контрольная комиссия (ООК) в составе представителей России, Молдовы и Приднестровья, а с 1993 года ОБСЕ.

В этой связи, в формирование партийной системы можно выделить несколько  аспектов.

Первый, приоритетную роль в период образования государства приобрели трудовые коллективы промышленных предприятий Приднестровья в лице Объединённого Совета Трудовых коллективов. Именно ОСТК стала по сути «системообразующей» организацией, решая вопросы от подержания правопорядка до выбора названия республики.

Второй, в республике пережившей вооружённый конфликт, в результате чего на общественно-политической сцене оказались такие организации как «Союз Защитников Приднестровья», «Черноморское Казачье Войско», «Союз Ветеранов Афганистана», что, в свою очередь, во многом определило становление партийной системы как «многопартийность цвета хаки».

Третий, особое место в становлении республики сыграли Советы народных депутатов, которые стали тем представительным институтом, аккумулировавшим интересы жителей Приднестровья в борьбе за свои права. Это, с одной стороны, позволило сохранить стабильность в регионе, с другой, обеспечить процесс преемственности путём формирования новых институтов власти.

Объем президентских полномочий

Влияние фактора, связанного с объёмом президентских полномочий, на наш взгляд, имеет решающее значение на становление и развитие партийной системы в Приднестровье. Так, по заключению Х. Линца, наличие сильного института президентства стимулирует партии к борьбе, прежде всего за пост президента, отодвигая на второй план другие положительные цели.

Однако, в нашем случае формирование института президента в республике связано не с развитием системы «сдержек и противовесов», где президент занимает наряду с другими элементами системы равнозначное положение, а ситуацию когда «наша государственная система ощутила беспродуктивность контактов как на уровне депутатских корпусов, так и на уровне правительственных институтов. Не хватало главного – заключения соглашений на уровне глав государств – президентов» (В.Емельянов, 2000).

В этой связи, наличие сильного института президентства, по мнению М. Шугарта и Дж. Кэри, приводит к тому, что снижает роль компаний, основанных на идеологических принципах, и усиливает значимость компаний, в центре которых стоят личности.

Вместе с тем, анализ избирательных кампаний по выборам Президента ПМР, свидетельствует, что статус «беспартийнного» кандидата, прежде всего неизменного участника этих кампаний И.Н. Смирнова давал возможность конструировать новых акторов -  «партии власти» в контексте очередного избирательного цикла.

Переход республики к президентской форме правления, по итогам конституционной реформы 2000 г., на фоне отсутствия в Основном законе государства – закона об участии партий в формировании высшего законодательного органа по партийным спискам, создало условия, для формирования фактической биполярного формата партийной системы.

В этой связи, Марк П.Джонс отмечает: «Если действует президентская система, то желательно использовать двухпартийную систему. Парламентаризм, более, чем любой другой тип президентской системы, ...является единственным демократическим конституционным устройством, которое функционирует при многопартийной системе».  

Влияние избирательной системы на  развитие партий

Избирательная система является одним из основных факторов, формирующим институциональный дизайн государства. Это, прежде всего, обусловлено влиянием на уровень развития политических партий, степень фрагментации партийной системы, что в свою очередь отражается на политической стабильности системы в целом.

Для Приднестровья актуальность данной проблематики связана с перспективой развития партийной системы выполняющей посредническую роль во взаимоотношениях «человек - власть», а также необходимостью обеспечения политической стабильности в условиях непризнанности государства. 

Приднестровский опыт формирования избирательной системы имеет ряд особенностей и включает в себя три этапа.

Первый этап с 1989 – по осень 1990 гг. связан с выборами в Верховный Совет ПМССР, явившихся закономерным итогом политики реализации монологичной модели легитимации Кишинева по отношению к Тирасполю.  Выборы в ВС ПМССР, можно охарактеризовать как позднесоветские, которые   прошли по мажоритарной электоральной формуле абсолютного большинства, в соответствии с законом «О выборах народных депутатов ВС ПМССР». По результатам избирательной кампании в первый созыв ВС ПМССР вошли 64 депутата.

Отметим, что данный этап характеризуется как перераспределение властных полномочий между сторонами конфликта. В этой связи, использование руководством Приднестровья действовавшей избирательной системы необходимо, рассматривать как механизм закрепления институтов власти нового государственного образования.

24 декабря 1995 года, в Приднестровье состоялся референдум, на котором была принята Конституция государства, закрепившая, «парламентско-президентскую » форму правления.

Закон «О выборах народных депутатов» от 12 сентября 1995 г. для формирования парламента предусматривал использование «несвязанной избирательной системы». Нижняя палата ВС - палата Законодателей состояла из 32 депутатов и формировалась по мажоритарной системе абсолютного большинства, верхняя – палата Представителей из 35 депутатов, избираемых по территориальным округам, в них победителями становились пять претендентов на депутатские мандаты.  

Третий этап избирательной реформы относится к 2000 году и связан с законом «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» от 21 июня 2000 года в соответствии, с которым в республике была установлена президентская форма правления, при которой Кабинет Министров является органом исполнительной власти при президенте.

Верховный Совет реформирован в однопалатный законодательный орган, состоящий из 43 депутатов, избрание которых проходит по мажоритарной системе относительного большинства.

Вместе с тем, необходимо отметить, что, выступая 2 июня 2006 г. на учредительном съезде партии «Обновление», ее председатель Е.В. Шевчук заявил о необходимости изменении принципа формирования ВС ПМР как о механизме, усиливающим роль партии в формировании   законодательного органа Приднестровья, а также формирования коллегиального органа исполнительной власти – правительства. Это выступление и последовавшая продолжающаяся дискуссия, по сути, открыла четвертый этап в развитии избирательного законодательства.

При этом  выбор избирательной системы связывается с определением других элементов институционального дизайна, в первую очередь моделью формирования правительства.  

Изменение избирательной системы повлияет на партийный ландшафт в республике и как следствие отразится на деятельности законодательного органа в целом в следующем избирательном цикле – возникает вопрос, какой тип системы необходим для Приднестровья: сохранение мажоритарной системы, переход  к пропорциональной или смешанной системе. 

Принимая во внимание курс на гармонизацию законодательства Приднестровья с российским, важно отметить, что решение о реализации смешанной системы в России происходил в контексте «своего рода двух шаговой модели.

После периода «навязанного перехода в 1991-1993 гг., процесс переходов России в 1994 – 1996 гг. развивался в рамках формальных и неформальных пактов. Можно говорить о том, что если первоначальный выбор российской избирательной системы в 1993 г. был сделан в свободной от институтов среде (Голосов 1997), то процесс принятия решения на этапе закрепления избирательной системы включал «торг» парламентских фракций и непарламентских акторов (включая Президента и Совет Федераций)»

По мнению В.Я. Гельмана «достижение этого институционального компромисса вокруг избирательного закона стало результатом попыток конкурирующих акторов максимизировать их возможности для достижения успеха на выборах в условиях высокой неопределенности и понимания акторами необходимости проведения выборов и их принятия как основного механизма смены власти». 

Вместе с тем, введение в РФ пропорциональной электоральной формулы в 2005 году, было связано с системными изменениями в области государственного строительства, одной из задач которой являлось «партизация общества», которая включала в себя «отмену одномандатных округов, укрупнения минимума списочного состава партий и поднятие минимального проходного процента, а также нового статуса партийного большинства в региональных парламентах». Все эти меры стимулировали созданию массовых партий, которые «должны повышать уровень политической культуры, осваивать навыки межпартийного диалога и коалиционных действий, должны учиться приходить к власти и расставаться с ней по воле народа».

Следует признать, что выбор избирательной системы, связан как решением текущих электоральных задач, так и всегда влечет за собой переформатирование политического пространства.   

Так во Франции в 1950-е при Де Голле была введена полностью мажоритарная система с целью укрепления власти правящих партий. В 1981 страна вернулась к пропорциональной системе, а в 1988 вновь ввела мажоритарную с целью минимизации влияния коммунистов и «Национального фронта».

 В свою очередь, США с момента принятия конституции за более чем 200 лет никогда не меняла мажоритарной избирательной системы на пропорциональную. Там менялись правила избрания вице-президента, сенаторов (от избрания в легислатурах штатов к прямым выборам и т.д.) – но основные принципы избрания Палаты представителей с 1788 года неизменны. Также как неизменной (при модификации частностей) остается мажоритарная избирательная система в Великобритании.

Таким образом, ответ на вопрос: какая избирательная система является наиболее приемлемой для Приднестровья, необходимо во-первых, проанализировать  влияние действующей мажоритарной системы на уровень партийной фрагментации и степень стабильности в государстве, во-вторых, оценки перспектив введения пропорциональной системы и в-третьих, предоставить аргументы по смешанной избирательной системе.

Мажоритарная система

Теоретическое обоснование влияния избирательной системы на развитие партий было разработано М. Дюверже. Французский исследователь вывел закономерность, известную под названием «закона М. Дюверже». Суть ее заключается в том, что мажоритарная система простого большинства в одномандатных округах ведет к формированию двухпартийной системы. Ученые выделяют также и «гипотезу М. Дюверже», по которой функционирование пропорциональной системы способствует развитию многопартийности. 

Взаимосвязь между мажоритарной системой и двух партийностью основывается на «механистических» и «психологических» эффектах избирательной системы. «Механистический эффект» проявляется в контексте простого распределения мест, в результате чего одни партии получают преимущества за счет других. Следующие избирательные кампании приводят к тому, что начинает действовать «психологический» эффект, который заключается в нежелании избирателя голосовать за потенциально слабую партию и достойно распорядится своим голосом.

Этот же алгоритм формирования законодательного органа сохранился в электоральном цикле 2005 года.

Таким образом, для анализа влияния мажоритарной системы на развитие партий необходимо проанализировать как два последних электоральных цикла 2000 и 2005 гг., так и учитывать побочные эффекты итогов выборов в Верховный Совет 1995 года. В Приднестровье о возникновение «психологического эффекта» на выборах можно говорить не раньше 2005 года, но, определенные сигналы были зафиксированы в 1995 году, когда впервые – проявилась дуалистическая направленность избирательных кампаний.

Формирование Верховного Совета по «несвязанной электоральной формуле», предполагающей раздельное голосование за кандидатов, как в территориальных, так и в одномандатных округах, расширило число участников предвыборной кампании 1995 года, и как следствие увеличило общую неопределенность электоральных шансов, которые могли быть априори приписаны тем или иным акторам.

Вместе с тем, основная борьба развернулась между «Движением за Развитие Приднестровья» и Блоком левых патриотических сил. Основу движения, лидером которого избран Ф.С. Крейчман, директор АО «Электромаш» составили руководители промышленных предприятий, а также Федерация профсоюзов республики. Блок патриотических сил включал в себя Партию народовластия, Союз офицеров и прапорщиков в отставке, Союз защитников ПМР, Союз молдаван республики. Председатель блока был избран профессор В.Н. Яковлев. 

Итоги голосования продемонстрировали, что ни одной из политических сил не удалось завоевать большинство в двух палатах Верховного Совета, что в свою очередь показало об отсутствии связи между уровнями успеха ДЗРП и Блока левых патриотических сил по обеим частям избирательной системы.

Предвыборная кампания в Верховный Совет 2000 года, проходившая уже по мажоритарной избирательной системе продолжила эту традицию. Основная борьба развернулась между ОД «Единством Приднестровья», и Республиканским общественным движением «Обновление». Вместе с тем активное участие в выборах приняли и представители левых партии, которые были представлены избирательным блоком «За власть народа и социальную справедливость», а также Партией Народовластия.

Результаты выборов показали, что никому из основных акторов не удалось набрать большинство голосов, что касается, представителей левых сил им удалось заполучить только 2 из 43 депутатских мандатов.

Обращаясь к итогам выборов в Верховный Совет 2005 года, отметим, впервые   общественное объединение в лице РОД «Обновление» завоевало большинство депутатских мандатов, что продемонстрировало возможность возникновения «психологического эффекта» в избирательной кампании со стороны избирателей.

В то же время, несмотря на формирование дуалистичности в избирательных кампаниях, политические партии как институты не стали реальными субъектами политического процесса. Особенностью электорального процесса в Приднестровье стало использование основными участниками избирательных кампаний 2000 и 2005 гг. формы общественного движения, «состоящее из участников и не имеющее членства массовое общественное объединение, преследующее социальные политические и иные, общественно полезные цели, поддерживаемые участниками общественного движения», а не политической партии. 

Данное обстоятельство связано как с отсутствием норм в Конституции, влияющих на формирование и деятельность Кабинета министров со стороны законодателей. Так и с тем, что в обществе только складывается структура интересов, которую должны воспроизводить партийные платформы.

 Отметим, что в данный период, была зарегистрирована только Коммунистическая партия Приднестровья. В этом нет ничего необычного, учитывая тот факт, что предыдущий опыт показал, что власть использует создание предвыборных движений в качестве «электоральных» машин, для мобилизации электората.

В контексте этой логики создание в ноябре 2004 г. РОПО «Республика», рассматривалась как основной противовес действовавшему с 2000 года РОД «Обновление».

Вместе с тем, результаты избирательной кампании 2005 повлияли и на качество партийного строительства, что отразилось в изменении организационно – правовой формы, акторов с «общественных движений» на политическую партию.

2 июня 2006 года состоялся Учредительный съезд Республиканской партии «Обновление», на котором был утвержден Устав Партии, избраны Центральный Совет и Центральная контрольно – ревизионная комиссия, принята Программа – Манифест Республиканской партии «Обновление». Председателем Республиканской партии «Обновление» избран Евгений Васильевич Шевчук, председатель Верховного Совета ПМР. 

Появление политической силы, имеющей большинство в парламенте, вызвало целый «партийный» бум.

Так, 27 июля, была зарегистрирована Народно – Демократическая Партия «Прорыв», 1 августа состоялось учредительная конференция партии «ЛДПР – Приднестровья», 4 августа прошла Упредительная конференция Патриотической партии Приднестровья. Если добавить к этому списку действующие Коммунистическую партию Приднестровья и Коммунистическую партию трудящихся Приднестровья, социал-демократов, «Народную волю» и «Справедливую республику», то окажется, что на сегодняшний день в республике зарегистрировано 10 политических партий.

Таким образом, анализируя влияние мажоритарной избирательной системы в контексте выборов 2000 и 2005 годов на процесс формирования и развития партий в Приднестровье можно сделать следующие выводы:

Первое, деятельность РОД «Обновление» в парламенте, а также работа его представителей в течение 5 лет на избирательных округах, стала предпосылкой для возникновения «психологического эффекта» в избирательной кампании 2005 года, в результате которой «Обновление», сформировало большинство в Верховном Совете.

Второе, динамика избирательных кампаний двух электоральных циклов 2000 и 2005 годов, свидетельствует о дуалистическом характере предвыборной гонки. М. Дюверже отмечал, что двухпартийность во многом явление естественное, так как любой выбор почти всегда дуалистичен. Однако на практике происходит напластование различных дуалистических делений. Реальная совместимость дуализмов и дает итоговое число партий, представляющих основные общественные интересы. На эти естественные дуализмы накладывается стимулирующее действие избирательного законодательства конкретной страны и как результат мы имеет ту или партийную систему. В результате шансы, независимых кандидатов, а также организаций, не примкнувших к основным акторам рассматриваются как незначительные.

Третье, функционирование мажоритарной системы поставило на повестку дня вопрос о необходимости структурирования политической системы, в результате чего должны быть определены «правила игры» для основных политических акторов и субъектов третьего сектора.

Рассмотренные факторы влияния мажоритарной избирательной системы на степень развития партий в регионе, не позволяют утвердительно, говорить о реализации «закона М. Дюверже». Скорее речь идет о предпосылках создания двухпартийной системы в Приднестровье, при которой, «выборы могут способствовать построению демократической системы, но не в силах заменить сложного процесса ее строительства…».

Вместе с тем, формирование фактически дулистического выбора в контексте мажоритарной системы не в полной мере устраивает других участников политического процесса в Приднестровье.

Так, по мнению П. Немченко «можно говорить о том, что при формировании Верховного Совета ПМР, местных Советов народных депутатов совершенно не учитывается мнение и не представлены интересы избирателей, проголосовавших за представителей оппозиционных политических сил, игнорируются голоса десятки тысяч избирателей. Таким образом, действие мажоритарной системы приводит к фактическому лишению права граждан избирать и быть избранными. Подчеркиваю – нарушается не право голосовать, а право избирать».

Представители коммунистической партии Приднестровья считают, что успехи мажоритарной системы преувеличены. Количество мест, достающихся самой крупной партии или партиям, увеличивается вследствие результатов выборов, предопределенных мажоритарной системой (этот феномен иногда называется «сфабрикованным большинством», основанным на принципе «победителю достается все»).

Например:

Во Франции в ходе выборов весной 1993 года, при мажоритарной системе голосования в два тура, коалиция правоцентристских партий получила по всей стране только 39% голосов, но зато ей досталось 80% мест в Национальном собрании.

Пропорциональная система

В литературе достаточно подробно раскрыта дискуссия о преимуществах и недостатках пропорциональной системы. В нашем случае важно понять, какие позитивные и негативного последствия может дать стране введение пропорциональной избирательной формулы? Каких дополнительных изменений потребует она в политической системе страны?

На сегодняшний день можно выделить два основных фактора: величина  округа и избирательный порог, влияющих на шансы политических партий для получения мест в законодательном органе.

Величина округа связана с количеством законодателей, избранных от одного округа. Избирательный порог  - это процент голосов, который партия должна набрать, чтобы получить места, в высшем законодательном органе. Пороги являются определяющими жизнеспособности и смысла существования партии, так как размер порога направлен на сдерживание  потенциальной фрагментации партийной системы.   

Очевидно, что чем ниже барьер на выборах, тем большим в результате оказывается учет мнения населения. Здесь конечно важно не перейти грань не превратить парламент в место борьбы множества небольших и недееспособных фракций. В восьми странах пороги установлены на местном уровне; в пяти - на общенациональном; в Греции, Польше и Швеции сочетают местные и общенациональные пороги.

Закон может требовать, чтобы фиксированный процент голосов, полученных по округам и в общенациональном масштабе, или определенное число голосов или мест на уровне округа давали право на получение мест на общенациональном уровне. Более высокие пороги могут быть установлены для коалиций. Наиболее известным порогом является норма, действующая в Германии, которая препятствует избранию в Бундестаг любой партии, не сумевшей набрать 5% голосов в масштабе страны или избрать трех кандидатов по одномандатным округам. Турция пошла дальше всех, потребовав 10% общенациональных голосов для получения места в законодательных органах на уровне округа, а Польша - установила общенациональный порог в 7% для избрания в национальный парламент.

В то же время избирательная система Израиля - это большой избирательный округ, от которого избираются все 120 депутатов в Кнессет. При том, что в законодательных органах представлены около десятка партий, такой подход способствует появлению слишком большого количества мелких партий. Для сравнения, в Ирландии использование трех-, четырех- и пяти-мандатных округов и требование установления более высокого процентного порога помешало разрастанию числа партий.

Более высокий барьер несет в себе слишком большой политического риска: всегда за счет решения фрагментации будет обеспечена представительство в законодательном органе. Стабильность - это главное требование избирательной системы, а пропорциональное представительство приносит в жертву стабильность ради преувеличенного ощущения справедливости.

Знаменитым стал пример  Турции, где 10% барьер на парламентских выборах 2002 года завершился провалом умеренных партий (которые при этом выступили вполне достойно – Партия верного пути 9,4%, Партия действия 8,7%) и приходом к власти исламистов, Партия справедливости и развития (ПСР) которых получив 34% голосов обеспечила себе почти две трети голосов в парламенте.

В системах пропорционального представительства с «дополнительным членом», таких, как в Германии, величина округа слишком большая - это целая страна - для голосования партийным списком за половину законодательного органа. Это позволяет добиться точного соответствия числа мест голосам, полученным партией, компенсируя итоги, полученные по одномандатными округам. Использование порога голосования (5% в Германии) сокращает побудительные мотивы для раскола партий на небольшие фракции; таким образом, пороги особенно важны при этом виде систем компенсирования с голосованием партийными списками в общенациональном масштабе.

По мнению ряда специалистов, оптимальной является, пропорционального система, которая использовала бы многомандатные округа, с величиной пяти до девяти мест от округа и порог - от трех до четырех процентов. Этот подход обеспечивает существование меньшего числа мелких партий, не создавая предельной раздробленности, и иногда называется «умеренным пропорциональным представительством». 

Для Приднестровья использование пропорциональной формулы, несомненно, будет способствовать развития политических партий как субъектов политической системы. Вместе с тем, говорить о полномасштабной реализации пропорциональной системы, представляется прежде временным.  

Можно с уверенностью констатировать, что партийная система, подвергается решающему воздействию со стороны института президентства, в первую очередь, отвечающему сегодня за институциональный дизайн республики. В этой связи, пропорциональная система формирования представительных органов власти  может сделать «президентские» демократии особенно уязвимыми, поскольку она порождает три негативных эффекта:

1) большая вероятность паралича власти вследствие противостояния президента и парламента;

2) сильная идеологическая поляризация политической жизни;

3) сложность создания межпартийных коалиций президентского большинства.

В политической практике наличие пропорциональной системы с президентской формой правления характерно для государств Латинской Америки, которые в свою очередь не могут похвастаться стабильностью политической системы в целом.

В свою очередь, Марк П.Джонс отмечает, что «при президентской системе правления, чем более раздробленна партийная система вследствие многочисленных расхождений, тем большей угрозе подвергается стабильность этой системы. В системе с многочисленными партиями, представляющими конкретные интересы отдельных групп, одна из партий неизбежно должна захватить президентское кресло. В системах, где эта партия представляет одну группу с ее узкими интересами, в противоположность партии, имеющей опору среди широких слоев населения, что характерно для систем с двумя основными партиями, такой президент, по всей вероятности, не будет иметь никакого, даже приблизительного большинства в законодательном органе. Стилю руководства такого президента часто также будет свойственен шовинизм, его правление будет устраивать узкий круг, что может привести к краху демократической системы».

Смешанные Системы

Смешанные системы - это системы, в которых различные формулы пропорционального представительства и голосования относительным/абсолютным большинством используются на одних и тех же выборах.

Анализ существующих смешанных систем позволяет выделить три способа смешивания пропорционального представительства с нормами голосования относительным и абсолютным большинством. Первый вариант включает в себя использование формулы пропорционального представительства в одних частях государства, и голосование либо относительным, либо абсолютным большинством в остальных территориях.

Так, избирательная кампания в Сенат во Франции включает в себя систему голосования относительным большинством и используется в департаментах, имеющих четыре и менее мест, в то же время, система пропорционального представительства преобладает в департаментах, куда должны быть избраны пять и более кандидатов.

Второй тип смешанной системы заключается в том, что на территории страны есть две команды депутатов. Этот тип смешанной системы, можно наблюдать на примере Японии, 300 членов Палаты Представителей избираются по одномандатным округам по принципу относительного большинства. Остальные 200 членов избираются в округах в регионах на основе системы пропорционального представительства. На Тайване мы можем видеть подобный пример избирательной системы, при которой 125 членов избираются в 27 одномандатных округах и 36 членов - по системе пропорционального представительства в общенациональном округе.

 Примером третьего вида смешанной системы является система, используемая в Германии, Так, в Бундестаге 328 членов избраны относительным большинством голосов в одномандатных округах, а остальные 328 - по системе пропорционального представительства по общенациональному избирательному округу. Таким образом, места распределяются путем корректировки с тем, чтобы компенсировать слабость партий, не сумевших получить места при голосовании в одномандатных округах, и создать Парламент, в котором каждая партия получит места по справедливости.

Таким образом, эти примеры демонстрируют, что многочисленные варианты избирательных систем не являются чем-то статичным, предоставляют возможность обновления и помогают приспособиться к совершенствующимся демократических структурам.

Переход Приднестровья к смешанной системе способен, на наш взгляд,  решить следующие три задачи:

Первая, пропорциональная часть станет стимулом для развития политических партий как основных акторов политического системы. В этом случае, деятельность партий на пропорциональных выборах будет, несомненно, более долгосрочным, так как списку партии придется преодолевать заградительный барьер в масштабах всей республики и не только сегодня, но и через 5 лет  и т.д. Это, в свою очередь, позволит лучше отразить в политических программах и в стратегиях политических действий долгосрочные интересы, которые будут направлены в будущее, будут делаться с большей оглядкой на политическое завтра, что является, позитивным фактором.

Вторая, Мажоритарная часть избирательной системы, позволит на наш взгляд обеспечить стабильность политической системе в целом. Это будет возможным за счет того, что мажоритарка   несет в себе дуалистический  формат компаний, а также кандидата –« прямого представителя избирателей», т.е.  –элемента обратной связи.

Вместе с тем, несмотря на привлекательность смешанной системы, остается открытым вопрос о способности компромиссов между частями. В этой связи при определении параметров смешанной системы, необходимо учитывать ряд аспектов:

Первое, решить по какой системе выборов абсолютного или относительного большинства будут проходить выборы в мажоритарной части смешанной системы?

Второе, что будет использоваться в качестве избирательного округа: государство как единый избирательный округ или введение территориальных округов, совпадающих с административно-территориальным устройством республики?

Третье, какой избирательный порог будет предусмотрен для политических партий?

Четвертое, повлечет ли за собой изменение электоральных правил, разработку порядка финансирование партий, участвующих в избирательных кампаниях?

Пятое, насколько целесообразным представляется совмещение выборов в местные и республиканские органы власти?

И, наконец, какая перспектива введения системы т.н. «открытых списков», когда избиратель может помимо голосования за партию, еще отметить свои предпочтения между кандидатами внутри списка.

Таким образом, смешанная система в  зависимости от множества перечисленных выше обстоятельств не является какой – либо статичной величиной, а находится в постоянном движении, что в свою очередь позволит нормально развиваться партийной системе, стимулировать развитие реальной конкуренции на выборах и формировать высокий уровень политической культуры.

Приднестровье вот уже 18 лет  находится в условиях «непризнанного» правового статуса. В таких обстоятельствах закономерно  стремление участников избирательного процесса к стабильности и преемственности в политике. Вместе с тем, было бы ошибкой, на наш взгляд, стремиться к достижению политического равновесия путем замораживания существующих политических структур, включая типы голосования и формирования законодательных  и исполнительных органов власти.

Обсуждаемая сегодня перспектива проведения реформы избирательного законодательства Приднестровья - это важная открывающаяся возможность для республики в деле ускорения процесса демократического развития.

 
 
 
 
 
 
 

 

Выпуск №17 (10.2008) Партийная система Приднестровья: институциональные факторы развития. Автор: Дирун Анатолий Викторович

Комментировать Начать обсуждение
Коментарии
джон
Вот только так и не понятно какая система для нас наиболее подходит и может не надо ничего трогать...
PRиднестровье и мир